La ville de l hostilite (+18)

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » La ville de l hostilite (+18) » Территория кровавого братства » Фамильное поместье семьи Морэлей


Фамильное поместье семьи Морэлей

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Что ж, стоит сказать, что поместье приличных размеров (два этажа и около десяти жилых комнат). Снаружи оно выглядит в старых традициях: серый камень, в некоторых местах по стенам тянется какой-то вьюн, в некоторых местах заметны небольшие трещины (время все же меняет структуру некоторых вещей). Небольшие окна всегда занавешены везде, а потому в доме практически всегда темно (может, только на кухне светло, где работает прислуга).

Гостиная выглядит достаточно роскошно, чтобы многие вампиры могли позавидовать. Из красного дерева тумбы под вазами (откуда они взялись, никто уже не помнит), основа кресел и диванов, стол; позолоченные статуи задвинуты в специальные ниши, окна скрывают бордовые портьеры. Кресла и диваны обтянуты тканью черного цвета.

Но стоит уже перейти к комнате хозяина этого поместья. Комната Габриэля выполнена полностью в черных цветах. Широкая кровать стоит по центру комнаты с резными столбами. От всей комнаты спальное место благополучно отделяется черными шторами, которые обычно подвязаны к столбам. Несколько шкафом с одеждой стоят вдоль стены по обе стороны от двери. В принципе это все, что имеется в комнате, не считая двери в ванную комнату. Ванная комната достаточно просторная, чтобы там уместилась сама ванна на двоих. Эта комната так же выполнена в черном.
Что касается зеркал, то они есть на дверцах шкафов.

Кабинет Морэля выполнен в нежных и светлых тонах. Сочетании бежевого и песочного. Тяжелый мраморный стол занимает половину пространства и стоит фактически у окна, которое все-таки иногда не занавешивают, особенно тогда, когда приходят гости. Стулья с высокими резными спинками. Шкафы, которые имеются в кабинете, забиты книгами и свитками. В общем, стандартный набор практически любого делового человека.

О доме можно говорить еще долго и много, но на этом стоит завершить описание в силу того, что другими комнатами хозяин не пользуется. Прислуга живет в отдельном домике на территории поместья.

0

2

Открыв глаза, Габриэль с неудовольствием осознал, что уже утро. Еще более неприятным оказалось то, что никого рядом не было. Впрочем, чтобы кто-то был, надо было этого кого-то привести домой, но вчера вампир так устал из-за дел кровавого братства, что буквально валился с ног. Вот и результат - он с утра один и его никто не будит приятными вещами. То ли застонав, то ли зашипев, блондин схватил подушку и швырнул в стену.
"Во всем виноват Рэмис! Втянул меня в эту дрянь", - натянув на голову одеяло, он попытался убедить себя в том, что можно еще поспать, но в итоге нашелся особо смелый слуга, постучавшейся в дверь. Несчастного только и спасало то, что их разделяла целая дверь, которую тот не спешил открывать.
- Господин, Вы просили разбудить Вас утром. К Вам должен прийти кто-то.
"Кто-то?"
Несмотря на сказанное слугой, Морэль не торопился поднимать свое бренное тело с кровати, только уткнулся носом в другую подушку, задумавшись. А кто к нему должен был прийти?
"Я кого-то приглашал к себе?"
Вздох непроизвольно сорвался с губ. Нет, он никак не мог вспомнить оного. В итоге, поняв, что встать все-таки придется хотя бы для того, чтобы узнать о посетителе, блондин лениво поднялся с кровати и в чем мать родила пошел к двери. Одевать пижамы или еще что-то - лишнее, куда лучше чувствовать кожей все.
Дальше была обязательная часть каждого утра: умывание, отмокание, настраивание на день. В итоге на все это у Габриэля ушло не меньше часа точно, зато когда он выбрался обратно в спальню, то уже был полон энергии и готов к новому дню. Пока он отмокал, Морэль вспомнил и о том, какой же гость должен прийти. Недавно глава хранителей веры прислал своего гонца и изъявил желание заключить договор на поставку вина, мол, им оно нужно, как кровь Христова. Конечно же, блондину было глубоко наплевать на то, для чего будет использоваться его вино и он бы быть может отказал инквизиторам чисто из вредности, если бы не оказалась хорошая сумма назначена за оное. А когда дело касается денег, то тут становится уже не до личной неприязни. Все-таки стоило учитывать, что содержание такого большого дома требовало оных, а с потолка, как оказалось, они не сыпятся.
Приведя себя в порядок и даже порадовавшись тому, как хорошо сегодня выглядит, Габриэль оделся в самые простые черные штаны и рубашку, чтобы ничего не стесняло движений, но и сидело притом достаточно хорошо.

Если честно, то запал работать пропал ровно тогда, когда ему еще и напомнили о том, что вечером ему предстоит встретиться со вторым главой братства. А этого он хотел меньше всего. Чего уж скрывать, но Габриэль не горел желанием лишний раз встречаться с Рэмисом, ибо обычно все заканчивалось примерно одинаково: на столе или на полу, причем, как бы Морэль не старался, но каждый раз именно он оказывался снизу.
"Хоть отправляй кого-то за себя. Нет, право, сколько это может продолжаться? Совсем обнаглел. Либо я его хоть раз поставлю на четвереньки, либо точно придушу".
С такими размышлениями вампир зашел в свой кабинет, где неспешно прошел к столу и устроился за ним. Уже лежали письма на столе, какие-то прошения от других вампиров, какие-то из них наивные любовные... эти бумажки блондин обычно откладывал на потом, чтобы потешить свое самолюбие, а после сжигал.
Как и всегда, именно этим и занялся, раскладывая и сортируя письма. А что еще делать, когда ожидаешь гонца людей, чтобы заключить сделку?
"Надеюсь, что он придет не вечером, а то у меня все-таки планы непроизвольно другие. Не хотелось бы потерять возможность заработать из-за этого нахального вампира".

0

3

===>  Территория хранителей веры

Куда только не засылал любезный глава церковнослужителей свою правую руку, но вот на территорию кровавого братства ему предстояло отправиться впервые, да еще и с ответственным заданием, да еще и к самому главе клана. У Эмброуза создалось впечатление, что на него просто перекинули ту работу, которую просто никто из обычных «послов» не захотел выполнять, ибо выдано сие чудесное задание было словесно и действительно на ходу. Более того из всего описания о Габриэле Морэле, спасибо, что сказали как его зовут, Эмброуз запомнил, что тот  - блондин, с заметной на шее татуировкой и то, если будет не со слишком высоким воротником. Спасало лишь то, что вампир был главой своего клана и как минимум имел свой кабинет, в котором принимал посетителей.
Практически всю дорогу до поместья семьи Морэлей Эмброуз молился о том, чтобы ему удалось заключить этот договор на поставку вина. Пусть они были нечестью… Тут все были грешны и неизвестно было, спасет ли кого-нибудь раскаяние? Ведь в городе продолжали рождаться дети или же это было возвращение в этот мир тех, кто умер? Гадать можно было очень долго, как и разбираться, но Эмброуз все же выбрал путь веры и, не смотря на свои поступки в прошлом, в этом городе старался не нарушать законов церкви и до сего момента ему это удавалось. Заключение договора с кровопийцами – это тот еще вопрос. Угодно ли это Богам? Если они их, конечно, не оставили.
Прежде чем постучать Коромальди сделал несколько глубоких вдохов и выдохов. Ему открыли. Какой-то слуга, какой-то вампир. Скольких таких Эмброуз убил раньше? Скольких пытал? И от чего именно это ощущение вернуло ему спокойствие? Как же давно это все было…
Священнослужителя проводили к кабинету того самого вампира, сомнений в том, что это действительно нужный Эмброузу «блондин», не возникало.
- Доброго дня Вам, - склонил голову, приветствуя. – Я пришел от имени главы хранителей веры. Прошу прощения от имени клана, но сегодня утром нам пришлось заменить посла.
«А потому пришел я… Господи, я верю в твои испытания… Надеюсь, что я с этим справлюсь», - конечно же, Эмброуз и не подозревал о том, что перед ним телепат.
- Позвольте представиться, Эмброуз Коромальди.

0

4

Габриэль даже увлекся этой бумажной работой, а потому вскоре все было разложено на несколько стопок: любовные, рабочие, дела клана и жалобы от членов клана. Последнее стоило разобрать как раз первым, чтобы узнать, какие еще грешки Рэмиса придется прикрывать (а обычно именно из-за него и были жалобы). Нет, конечно, чаще всего это было личное, месье Моро хватало ума не устраивать бардак в делах клана, что не могло не радовать. НО вот каждый раз читать о том, что тот кого-то использовал и выкинул - не особо-то приятно. Просто лишь потому, что хоть Габриэль уже и не любил Рэмиса, но все-таки его задевало такое отношение. Наверное, потому, что в итоге он оказывался периодически так же под этим вампиром.
"Тс, и вот о чем я только думаю?"
Тряхнув головой и убрав свои любовные письма в стол, он открыл один из конвертов с жалобой, после выудил исписанный лист бумаги и хмыкнул. В принципе, он оказался снова недалек от правды. Хуже всего то, что на эти письма еще и приходилось отвечать.
"У меня иногда складывается такое впечатление, что он сам их просит писать, чтобы мне потрепать нервы".
Морэль не торопился писать ответ, даже пару раз перечитал письмо, а потом отложил в сторону, тяжело вздохнув. Вот уж что точно не поднимало с утра настроения вампиру. Впрочем, подняло его то, что он услышал шаги в коридоре, а потом на пороге появился миловидный юноша, который оказался тем самым гонцом-послом.
"О, какая прелесть! Я смотрю, глава не хочет настоящих послов отправлять ко мне... боится, что совращу с пути истинного? Зря, не интересует".
Пройдясь взглядом по лицу священнослужителя, блондин поднялся из-за стола и улыбнулся мягко, практически ласково. Уж очень позабавили мысли человека.
"Конечно, справишься, милый. Все уже давно решено, осталось только обговорить мелкие детали. Или же тебя не посвятили в это? Тогда... можно побаловаться".
- Доброго. Значит, послы заняты сегодня? Но разве это важно? - Морэль пожал плечами и вышел из-за стола, проходя к человеку и протягивая руку для рукопожатия. - Габриэль Морэль де Трейнак, глава кровавого братства. Рад знакомству, - снова улыбка. Вампир как всегда вел себя легко и непринужденно, не выказывая пока что никаких эмоций и только оценивая ситуацию. Не стоило спешить и делать заранее выводы, которые даже с его бы стороны могли бы оказаться ошибочными. - Я рад, что Ваш глава решился все-таки заключить этот договор. Он выгоден и нам, и вам, - Габриэль чуть прищурился, рассматривая с долей интереса теперь глаза Эмброуза. Голубые... такой нежный и привлекательный цвет, который никак не шел убийце. А ведь, судя по воспоминаниям инквизитора, в своей прежней жизни он пытал и даже убивал подобных хозяину кабинета.
"Как это мило. Иметь такой невинный взгляд при такой работе. Это поражает, право".
- Что ж, думаю, что нам не стоит терять время, да? Давайте тогда перейдем сразу к обсуждению того, ради чего вы пришли, синьор Коромальди. Уверен, что у Вас так же есть и другие дела, которые Вам пришлось отложить. Проходите, садитесь, - доброжелательно предложил он, кивнув в сторону кресла для гостей.

0

5

Коромальди мягко улыбнулся, наблюдая за вампиром. Все же мир его поменял, ибо раньше он бы не смог с таким спокойствием смотреть на представителя данной расы, хотя даже среди них Эмброуз находил тех, кто заслуживал жизни… Но не всегда подобное решение было правильным, так же не всегда, получавшие свободу вампиры, распоряжались ей так, как следовало бы. Они снова оказывались на столе перед ним, вопящие от боли, некоторые действительно умоляли его остановиться… Прошлое.
- М, увы, я не в курсе, что именно с ними произошло, быть может просто никого не осталось из свободных, - священник повел плечом в сторону. Все же в этом городе представителей церкви можно было пересчитать по пальцам.
- А переносить встречу или откладывать дело – это совершенно не серьезно. Не могли же мы допустить подобное, - и снова улыбка, такая легкая и простая, а мысли один в один совпадают с тем, что он говорит.
Его взгляд опустился на руку вампира, Коромальди не мог отказать и в этом. И после представления Габриэля Эмброуз протянул свою руку.
«Вот теперь я еще больше надеюсь…» - мимолетная мысль, перед тем как сознание помощника главы клана охватили воспоминания вампира. Это были обрывки, но какие!
Насилие, похоть… Много секса… Эмброуз с трудом не скривился от такого, ибо он привык видеть реки крови, руки по локоть в этой алой жидкости, но тут же... Эмброуз поспешил с тем, чтобы разорвать этот контакт между ними. Такие подобные сцены, что…
«Похоже, мне нужно будет исповедаться по возвращении», - только мысли о том, что скоро он сможет раскаяться и подарили юноше спокойствие. Он никогда не пробовал такого сам и, потому ему было намного сложнее принять подобные мысли в свою голову, хотелось скорее от этого избавиться, скинуть с себя, словно грязную одежду, очиститься…
Глубокий вдох, чтобы успокоится, а на вид, чтобы сконцентрироваться и произнести длинную речь, но вряд ли она выйдет таковой.
- Я тоже весьма рад этому, - на лицо вернулась улыбка, но на этот раз не такая уж и искренняя, Эмброуз чувствовал себя не комфортно теперь рядом с вампиром и был бы, наверное, рад покинуть заведение, но на первом месте по-прежнему оставалась работа.
- В этой суматохе, я прошу меня простить, но не могли бы Вы просветить меня: насколько далеко продвинулись Ваши разговоры с моими предшественниками? – Эмброуз двинулся с места, занимая любезно предлагаемое вампиром кресло.
- Благодарю, - кивнул он, затем же устремил взгляд на собеседника.
- Насколько я понял, то осталось несколько формальных вопросов, которые я мог бы решить даже без согласования с главой.
«Благо, что мне сегодня напомнили о подобных правах…»

0

6

"Конечно, кто же будет его посвящать в то, что произошло с прежними участниками переговоров? Сбежит же сразу", - мысленно хмыкнул вампир, впрочем, внешне оставаясь таким же добродушным хозяином кабинета с легкой улыбкой. Уж что-что, а лицо он держать умел. Впрочем, у него и не было пока что весомых причин напрягаться, Габриэль непринужденно вел себя, даже после рукопожатия, когда почувствовал, что этот смертный читает его воспоминания.
"Как интересно... но если бы он был телепатом, я бы почувствовал. Что-то другое, да и прошелся он только по памяти..." - бросив взгляд на Эмброуза, блондин все-таки сел обратно в свое кресло, гадая над ответом. Впрочем, ненадолго, потому что появилась нужда говорить уже о деле, а не вести светские беседы непонятно о чем. Бизнес куда важнее.
- Что ж, не велика проблема. Нет свободных... много новых союзов и договоров стали заключать? Правильное решение, лучше дружить хоть с кем-то здесь. Все равно выбраться шанса нет никакого, - улыбка стала чуть более грустной, мол, как же это печально, что они заперты здесь навечно, хотя потом и вовсе пропала. Морэль открыл ящик стола и вытащил документы, связанные с этим договором о поставке. Конечно, их уже начали подготавливать, но каждый раз дело заходило в тупик, потому что инквизиторы никак не могли определиться с объемами и каждый раз обещали подумать. Такая нерешительность, право, раздражала. Даже у самых терпеливых бы появились сомнения в надобности оного союза, пускай и делового, когда партнер столь нерешителен.
Положив бумаги на стол перед Эмброузом, глава клана откинулся на спинку кресла.
- Вы правы, переносить встречу - несерьезно, особенно тогда, когда это происходит уже не в первый раз. Верней, уже не в первый раз Ваши товарищи никак не могут решиться на объемы поставок. Именно потому до сих пор этот договор не подписан. Стоимость же уже решена и, как я говорил ранее Вашим собратьям, никаких скидок. Я и так рискую, решившись на этот договор, - немного преувеличенной правды. Никто обычно не лез в дела Габриэля, а потому никого и не волновало, с кем он заключает договоры и на какие объемы. Главное, что клан не предавал и работал на его благо.
"Интересно... даже очень интересно. Такие красивые и жестокие воспоминания, такие забавные мысли. Исповедаться за то, что видел мои воспоминания? Только не вижу искреннего раскаяния, да и причин нет для оного. Хотя... причины создать как раз можно".
Поднявшись со своего места, вампир вышел из-за стола, обошел его и остановился позади инквизитора. Наклонившись и коснувшись "случайно" ушка Эмброуза, Морэль тихо поинтересовался:
- Вино пьете? Надо же знать, какой товар берете, чтобы потом не было проблем, - конечно, пока он покопался в воспоминаниях и мыслях смертного, он нашел и ответ на тот вопрос, что же за способность у Коромальди. А потому решил использовать ее в своих целях. Недолгое прикосновение, но блондин умело направил инквизитора в те воспоминания, где его пытали в плену у демонов. Как над ним издевались далеко не один день, а пытки приносили не только боль. Издеваясь, демоны любили унижать, особенно веселясь, устраивая сексуальные забавы.
Прервав этот недолгий контакт и выпрямившись, вампир развернулся и пошел к двери. Кликнув слугу, отдал приказ принести бутылку вина и два бокала, после чего вернулся в кабинет, усевшись после на край стола и поглядывая на Эмброуза.
- Так что теперь-то решил Ваш глава? Какие объемы? Мне бы не хотелось, чтобы решение оного вопроса снова оказалось перенесено, иначе, боюсь, о партнерстве не может быть и речи. У меня не так много времени, чтобы постоянно ждать ответа.
Спокойно произнес Габриэль, выглядя достаточно сдержано и холодно, что явно разнилось с той картинкой, которую он подкинул инквизитору. Надо же было немного позабавиться и поиздеваться, а то начинать так серьезно свое утро... как-то не улыбалась такая перспектива вампиру.
"Тем более что в этих воспоминаниях нет ничего такого. Немного боли, секса, огня... всего-то".

К сожалению, все пошло не совсем так, как планировал Габриэль: человек в какой-то момент ощутимо занервничал, стал упорно избегать всяческих прикосновений с вампиром (оно и понятно, срабатывала способность), а напоследок промурлыкал что-то невразумительное, практически не глядя подписав договор, который гарантировал выгоду вампиру. Хранители же веры оказывались благополучно в убытках. Ну, что тут сказать? Нечего было так трусливо поджимать хвост из-за каких-то там чужих воспоминаний. Слабость врага – плюс для блондина, который с удовольствием оную решил использовать.
Попрощавшись же с Эмброузом и пожелав ему всего лучшего (человек чуть ли не сбежал в прямом смысле слова), вернулся в кабинет за стол, самодовольно улыбаясь. Габриэль любил получать выгоду, особенно, когда она доставалось так ему легко. А потому, налив себе из принесенной ранее бутылки слугой вина, он сделал пару глотков, торжествуя. Если честно, он боялся, что переговоры затянутся в итоге, а все решилось довольно-таки быстро, что не могло не радовать.
Прикрыв глаза, он блаженно откинулся на спинку стула, наслаждаясь своей маленькой победой.

0

7

С тех пор, как Жан-Клод стал членом кровавого братства, его жизнь казалась куда менее суетливой, менее непредсказуемой, постепенно принимая явственный оттенок сопричастности к чему-то гораздо более весомому, чем одна лишь его собственная жизнь. Разумеется, это не означало, что полукровка вдруг стал ценить интересы общества, в котором находится, выше своих собственных, но эти самые интересы были в значительной мере теперь повязаны с братством, отчего до сего дня Жан-Клод проявлял себя исключительно с лучшей стороны. Хотя, вернее будет сказать – не проявлял себя с худшей, потому что пока предпочитал держаться чуть в стороне, наблюдая и усваивая новые для него законы и устои, по которым он не жил прежде и сейчас пытался разобраться, станет ли жить впредь. Не всем вампиром пришелся по вкусу такой странный гибрид в их общине, коим являлся Жан-Клод, а кровь демона, особенно после той нашумевшей истории с пленением слугами огненного легиона главы братства, и вовсе не вызывала у детей ночи никакого доверия. Хотя большинство из тех, кому вообще было до него дело, относились к полукровке скорее с осторожностью или неприязнью, чем с открытой агрессией. Еще и поэтому Жан-Клод пока занимал нейтральную позицию наблюдателя. К слову, именно желание наблюдать сыграло ключевую роль в этой странной для полудемона просьбе, обращенной им однажды к главе кровавого братства. Неясное любопытство относительно одной из своих половин проявлялось в Жан-Клоде как необъяснимое влечение к вампирам, желание изучить их, как можно лучше понять, чем они существуют, как живут и выживают, кто такие есть на самом деле. Проведя значительную часть жизни в стане демонов, о последних он знал более чем достаточно, чтобы подобных вопросов о них у Жан-Клода не возникало, но другое дело – вампиры. По сути, его не воспитывали как полукровку, оставляя все появляющиеся по этому поводу вопросы на самостоятельное рассмотрение. В какой-то мере из-за этого он и оказался в итоге здесь, под крылом друга, знакомство с которым началось при наименее располагающих к зачину добрых отношений обстоятельствах.
Покидая этим утром комнату, которую до сих пор снимал в гостинице среднего класса в центре города, Жан-Клод, вопреки приевшемуся обыкновению, направился не в один из баров, где можно было бы легко найти клиента, что в один момент обеспечил бы его средствами к дальнейшему существованию; не в какое-нибудь увеселительное заведение, где обычно эти самые средства и спускались при достаточном желании и настроении, но в северную часть города – оплот вампиров. В последнее время Жан-Клод бывал там довольно часто, и целью его визитов всегда являлся Габриэль Морэль, глава братства – его покровитель и проводник. Не исключением была и эта двухчасовая прогулка (а полукровка предпочитал передвигаться пешком еще с давних времен). Следуя уже знакомой, но всё еще отдающей новизной впечатлений дороге, полукровка вышел в аккурат к роскошному поместью главы братства, выглядевшему точь-в-точь как канонический готический замок образцового вампира (впрочем, это всё, что было в Габриэле образцового в широком понимании этого слова). В очередной раз уступив желанию немного полюбоваться мрачно-прекрасным убранством поместья, Жан-Клод некоторое время поколебался перед тем, как войти, но скоро проскользнул в сад, толкнув кованые ворота.
С тем, чтобы попасть внутрь у полукровки тоже не возникло проблем: он успел примелькаться слугам, а заплутать среди коридоров поместья имел небольшие шансы, потому как всегда пользовался одним и тем же путем от парадного входа до тех комнат, где обычно обитал глава, так что и сопровождение ему не было нужно, а всё, что оставалось слуге – это открыть дверь и назвать местоположение своего хозяина. Что он и сделал, отправив Жан-Клода в кабинет Габриэля.
«С утра пораньше в работе? – как похоже и не похоже на него. Слишком беспечен на вид и в общении, слишком смышлен и серьезен в делах. И как только эти полярно разные черты могли соединиться в одном характере?»
Признаться, Жан-Клод не мог похвастаться тем, что хорошо знает главу кровавого братства. Хоть они и имели добрые отношения, одного этого было недостаточно. Возможно, это и было второй причиной, по которой полукровка навещал вампира время от времени.
С остатками таких размышлений Жан-Клод трижды постучал в дверь кабинета, по обыкновению сделав паузу между первым и вторым ударами, и вошел в светлую комнату, настолько резко контрастирующую с мрачной отделкой внешних комнат, что полукровка даже сощурил глаза.
- Габриэль, - кивком поздоровался Жан-Клод.

0

8

Если честно, то в какой-то момент Габриэль честно подумывал о том, чтобы подняться, а потом пойти к себе в комнату. Наверное, ему действительно стоило отдохнуть перед общением с тем, кто вызывал у него до сих пор достаточно смешанные. Конечно, он когда-то давно, когда был фактически ребенком, любил этого наглого вампира. Но потом эти чувства стали благополучно угасать после расставания, да и было достаточно причин, чтобы не терзать самого себя. К тому же всегда находились те, кто желал помочь ему отвлечься от любых размышлений. Морэль знал, что красив и любил этим пользоваться, когда было желание. И даже когда умерли родители, он не сильно-то долго тосковал, снова предавшись плотскому. Всему тому, что помогало прекратить думать. Лучшим же его другом стал опиум, который он не один раз раскуривал со своими знакомыми, сопровождавшими его в таких местах.
Но все снова испортилось, когда явился этот треклятый Моро, решивший, что самому ему не хочется вытягивать братство из всех бед. Что он тогда испытал, когда увидел его? Наверное, злость и даже немного ненависть. Вот уж кого он точно не хотел знать в тот момент.
Сейчас же все относительно успокоилось, чувства тоже, но каждый приход Рэмиса всегда заканчивался одинаково. А вот это совсем не нравилось де Трейнаку, который как-то не привык, что его используют, а не он.
"Он меня утомил уже со своей привычкой", - сделав глоток вина, подвел итог всех размышлений на эту тему Габриэль, прикрыв на пару мгновений глаза. И снова не самые приличные картины всплыли в памяти. Такие живые, соблазнительные, что он бы даже занялся рукоблудством, занимайся он таким хоть когда-то в жизни. Но нет, вампир находил иные способы снять напряжение, а потому и не нуждался в таких вот отчаянных действиях.
Впрочем, вскоре мысли снова вернулись к смертному, посетившему его. Невинный, такой соблазнительный в плане крови... но так не вовремя сбежавший. Это могло бы ему действительно испортить настроение, если бы не утешало то, что взамен удалось содрать больше денег по договору.
"Думаю, их глава будет не очень-то рад таким вестям. Но сам виноват, нечего было посылать ко мне мальчишку, который не умеет вести переговоры и боится своего собеседника. Прежние дипломаты были более сговорчивыми, хотя именно из-за этого дело и не продвигалось в итоге. А, черт с ним", - в результате решил он для себя, зарывшись пальцами в собственные волосы, чуть оттягивая так голову назад и блаженно выдыхая. Наверное, это можно было бы даже назвать деловым оргазмом.
- Эмброуз Коромальди... - шепотом повторив имя, блондин хмыкнул. Да, ему некогда не отказывали с такой выгодой, хотя самолюбие было немного задето. Наверное, еще и потому, что он свято был уверен, что и этого инквизитора удастся сбить с пути истинного. Не удалось.
"Прознает об этом Рэмис, обязательно начнет свои дурацкие шутки, что, мол, меня не так-то сильно и хотят, и что я только сам себя хочу. Впрочем, последнее не далеко от истины. Грех не хотеть самого себя, когда настолько красив".
Еще один глоток вина, вампир расслабленно думал обо всем и ни о чем. Ему, в принципе, можно было сейчас немного повалять дурака, но совсем чуть-чуть в силу того, что никто не отменял другую работу - рассмотрение жалоб вампиров, которые были притеснены собратьями или же на которых напали представители другого клана.

Спустя минут десять после ухода инквизитора Габриэль все-таки поставил бокал и взялся за одно из писем, с ужасом представляя, что ему снова придется погрузиться в эту тоску смертную, от которой он бы с охотой взвыл, хоть на луну. Не давало так сделать только то, что не положено главе клана так себя вести, всего-то.
"Хотя мне многое, что не положено. К примеру, вести такой образ жизни и таскать в свою постель кого попало. Потому многие возмущаются, что я общаюсь и с демонами, и с людьми... только с волками не общаюсь. От них часто псиной пахнет".
Конечно, мысленно он снова отвлекался от работы. Ну, любой бы начал это делать, если бы работа была столь скучной и надоедливой. И во всех этих бедах, что ему приходилось переживать за рабочим столом, он винил Рэмиса, решившего, что Габриэль обязан выполнять роль главы клана тоже.
- Ну что за тоска-то? - все же уткнувшись взглядом в письмо, Морэль тяжело вздохнул. Снова просили вмешаться из-за того, что один вампир напал на другого, а это нарушала традиции. Конечно, многие традиции давно не соблюдалис,ь и даже первое время положение глав клана было шатко, но они смогли добиться определенного успеха и показать, что так лучше, чем без них.
"Бла-бла-бла, он напал на меня в переулке, ограбил и скрылся. Выглядел... и не лень ему было столько писать?" - подавив очередной зевок, он взял лист бумаги, готовясь написать распоряжение, когда услышал стук в дверь. Скользнув аккуратно по мыслям пришедшего, Габриэль буквально просиял от радости. Теперь-то ему удастся под благовидным предлогом отложить эту работу!
- Заходи, Жан-Клод. Рад твоему приходу, - отложив сразу листок и взявшись за бокал, возвестил он. - Ты даже не представляешь, от чего ты меня спас! Хочешь прочесть? Такая скука. Один вампир жалуется на другого, а все потому, что сам не захотел защищаться. А теперь от меня хочет, чтобы я наказал виновного. Вот представляешь, а? А мне теперь мучайся и думай, что делать, - снова пригубив вина, он кивнул в сторону бутылки, мягко улыбаясь. - Дорогой, присаживайся, налей себе выпить, если хочешь. Бокал чистый, этот чертов смертный не захотел отмечать со мной благополучное заключение сделки. Кстати, с чем пожаловал? Просто пообщаться или же есть дело? Надеюсь на первое, - Морэль благополучно выдал все, что хотело, после замолк, давая возможность Бенуа ответить.

0

9

Нет, серьезности в нем было куда меньше, чем предполагал Жан-Клод. По крайней мере – на этот день, на этот час. Очевидно, до сего момента глава братства пытался работать, но теперь, когда в виде полудемона к нему собственной персоной явился повод отложить исполнение своих прямых обязанностей на более поздний срок, Габриэль откровенно демонстрировал то, какую тоску на него нагоняет один только вид прошений и писем, что ему необходимо было разобрать. Хотя, для эмпата, коим и являлся визитер Морэля, нежелание браться за работу, которым был буквально пропитан весь кабинет, фактически, являлось очевидным. И всё же он хмыкнул, проходя вглубь комнаты и заслушивая содержание бумаги в руках Габриэля.
- Рассуди по справедливости, - предложил полукровка, присаживаясь на один из стульев напротив главы братства. – Это ведь просто.
Расстояние, что оставалось между Жан-Клодом и хозяином кабинета, созданное массивным широким столом, явно предназначалось для того, чтобы подчеркнуть разность позиций сидящего во главе и любого посетителя, всегда остающегося ближе к дверям. Однако полукровку нисколько не смущало такое обстоятельство, напротив, ему нравился этот стол и та значимость, которую он придает кабинету в купе с особым освещением: резким у окна, мягким в центре и переходящим почти в полумрак к выходу. Прямой взгляд Жан-Клода, несколько смягченный полуулыбкой, скользил по обстановке комнаты, не находя в ней, впрочем, ничего примечательного или переменившегося с последнего визита полукровки, за исключением, пожалуй, нового объема все тех же бумаг, в легком беспорядке разбросанных перед Габриэлем, да бутылки вина рядом с пустым бокалом, стоящих ближе к краю стола.
«Не удивительно, что ему здесь так скучно. Если бы в этой рутине хоть что-то разнилось изо дня в день, может быть, ему не приходилось бы каждый раз ожидать кого-то, кто мог бы его «спасти». Но нет - всё одно», - вздохнув, полукровка неопределенно мотнул головой и потянулся к бокалу, соглашаясь на предложение Габриэля начать это утро с хорошего вина.
А в том, что вино было хорошим, сомневаться не приходилось: глава кровавого братства был знатным виноделом, и известность об этом, пожалуй, обгоняла даже факт прямой должности Габриэля, унаследованной им от родителей. Багровый напиток с тихим плеском наполнил хрустальный бокал, играя на свету переливами цвета, и Жан-Клод пригубил вино, кивнув Морэлю и улыбнувшись чуть шире.
Пришел ли полукровка по какому-то делу? Нет, у него не было к главе братства никаких просьб, вестей или предложений, и в понимании Габриэля Жан-Клод действительно пришел просто пообщаться.
«И, как выяснилось, немного развлечь».
Но для себя он едва ли мог определить какой-либо поступок как совершенный бесцельно, по велению души или сиюминутного настроения, потому предпочитал считать мотивом своего появления здесь необходимость узнать главу братства чуть лучше. Разница – в терминологии, всего-то, но последнее нравилось полукровке значительно больше.
- Чертов смертный? – переспросил Жан-Клод, делая новый глоток и облизывая губы кончиком языка. – Тебя посетила муза деловых начинаний, что ты так рано с утра уже успел заключить сделку? Видно, она действительно хороша, раз простой смертный смог так поднять тебе настроение.
Совсем немного иронии, и легкая усмешка перед тем, как пожать плечами и продолжить:
- Я же пришел… - мгновенье раздумий, легкий прищур и снова улыбка. – С тем делом, чтобы повидать тебя и скрасить свое времяпрепровождение, скажем так.

Отредактировано Жан-Клод Бенуа (2013-11-11 20:33:22)

0


Вы здесь » La ville de l hostilite (+18) » Территория кровавого братства » Фамильное поместье семьи Морэлей


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC